Волшебные Сказки.

Волшебные сказки занимают в русском сказочном репертуаре довольно большое место. Они были весьма популярны в народе. В известных сборниках русских сказок помещено значительное число произведений этой жанровой разновидности. Правда, иногда к волшебным сказкам относят произведения другой жанровой разновидности или даже другого жанра, например сказки-легенды, которые выделяют Ю. М. Соколов и В. И. Чичеров. Порой в волшебные сказки не включают произведения, явно относящиеся к этой разновидности. Это расширение или сужение рамок жанровой разновидности происходит потому, что обычно за критерий классификации принимается только так называемая «установка на вымысел». Но сказки нельзя определить как жанр или как жанровые разновидности лишь по одному признаку. Основные особенности волшебных сказок состоят в значительно более развитом сюжетном действии, нежели в сказках о животных и в социально-бытовых сказках; в приключенческом характере сюжетов, что выражается в преодолении героем целого ряда препятствий в достижении цели; в необычайности событий, чудесных происшествиях, совершающиеся благодаря тому, что определенные персонажи способны вызывать чудесные явления, которые могут возникать и в результате использования особых (чудесных) предметов; в особых приемах и способах композиции, повествования и стиля. Фантастика в волшебных сказках. Сюжеты волшебных сказок построены на цепи чудес. Однако вопрос о фантастике в волшебных сказках требует рассмотрения ее характера, происхождения, жизненных основ и отношения к мифу. Характер фантастики в волшебных сказках не всегда определялся точно. Обычно говорят о «вымысле». Но вымысел есть во всех жанрах фольклора. Вымысел в волшебных сказках носит характер фантастики, поэтому Н. В. Новиков предложил называть эту разновидность сказок волшебно-фантастическими. В обоснование такого названия он пишет: «Этот термин, несмотря на свою условность, раскрывает два начала в сказке — волшебное и фантастическое, на которых собственно и покоится ее поэтический вымысел. Начало волшебное заключает так называемые пережиточные моменты, и прежде всего религиозно-мифологические воззрения первобытного человека, одухотворение им вещей и явлений природы, приписывание этим вещам и явлениям магических свойств, различные религиозные культы, обычаи, обряды и т. п. Сказка полна мотивов, содержащих в себе веру в существование «потустороннего мира» и возможность возвращения оттуда; представление о смерти, заключенной в какой-либо материальный предмет (яйцо, ящик, цветок), о чудесном рождении (от съеденной рыбы, выпитой воды и т. п.), о превращении людей в животных, птиц, рыб, насекомых, о возможности браков девушек с животными и т. д. Фантастическое же начало сказки вырастает на стихийно-материалистической основе, замечательно верно улавливает закономерности развития объективной действительности. Это то, что М. Горький называл «поучительной выдумкой»—изумительной способностью «человеческой мысли заглядывать вперед факта» [25, 13]. Происхождение фантастики имеет свои корни в особенностях уклада жизни и в мечте людей о господстве над природой. В русской науке нередко употребляется термин «сказки мифологические». Он ведет начало от работ фольклористов первой половины XIX в., например от И. П. Сахарова. За ним следовали П. А. Бессонов, О. Ф. Миллер, собиратель сказок Е. Р. Романов и другие, которые называли волшебные сказки мифологическими. Что же есть мифологического в русских волшебных сказках? Во-первых, чудеса, которые происходят в сказках по воле персонажей, обладающих волшебными способностями, или по воле чудесных животных, или при помощи волшебных предметов; во-вторых, персонажи фантастического характера, такие, как баба-Яга, кощей, многоглавый змей; в-третьих, олицетворение сил природы, например, в образе морозко, одушевление деревьев (говорящие деревья); в-четвертых, антропоморфизм — наделение животных человеческими качествами — разумом и речью (говорящие конь, серый волк). Но все это лишь следы мифологических представлений, так как «формирование классической формы волшебной сказки завершилось далеко за историческими пределами первобытнообщинного строя, в обществе, гораздо более развитом», — пишет Е. М. Мелетинский в статье «Миф и сказка» . Спорным остается вопрос о прямом происхождении волшебной сказки из мифа. Е. М. Мелетинский считает, что происходила трансформация мифа в сказку. На такой точке зрения стоят многие фольклористы. Но она требует еще достаточного обоснования. Правильно лишь мнение о том, что мифологическое мировоззрение дало основу поэтической форме сказки, создалась поэтическая мифология сказки. Перечисленные выше элементы мифологии, вошедшие в волшебную сказку, приобрели художественные функции. Важным моментом является то, что сюжеты волшебных сказок, чудеса, о которых в них говорится, имеют жизненные основания. Это, во-первых, отражение особенностей труда и быта людей родового строя, их отношения к природе, часто их бессилие перед ней; во-вторых, отражение особенностей феодального строя, прежде всего раннего феодализма (царь — противник героя, борьба за наследство, получение царства и руки царевны за победу над злыми силами). Характерно, что капиталистические отношения не нашли отражения в волшебных сказках. Очевидно, ее развитие остановилось до формирования капиталистической формации. Жизненной основой волшебных скзок была и та мечта о власти над природой, которая, по мнению М. Горького, так характерна для них. Сюжетный состав волшебных сказок. Сюжетный состав русских волшебных сказок исключительно богат. Из 192 сюжетов, включенных А. Аарне в указатель, 11. П. Андреев обнаружил в русских сказках 144, сверх этого 38 сюжетов неизвестны фольклору других народов. Среди сюжетов русских волшебных сказок есть такие, которые особенно популярны, особенно любимы народом: «Три царства: золотое, серебряное и медное», «Чудесное бегство», «Волшебное кольцо», «Ивашка и ведьма», «Победитель змея», «Конек-Горбунок» «Сивко-Бурко», «Иван-Медвежье ушко», «Безручка», «Мертвая царевна». В. Я. Пропп в укатателе сюжетов, приложенном к изданию сказок Афанасьева (1957), делит русские волшебные сказки на группы соответ ственно действующим персонажам, что обусловлено его теорией функций действующих лиц. Первая группа сказок объединяется борьбой героя с чудесным противником (змеем). Таковы скажи «О молодце-удальце, моло-дильных яблоках и живой воде», «Три царства: медное, серебряное, и золотое», «Кощеева смерть в яйце». Вторая группа сказок отличается тем, что в центре сюжеюв стоя! поиски и освобождение от плена или колдовства невесты или жениха. Таковы сказки о заколдованной царевне, о царевне-лягушке, о заклятом царстве (волк, козел, сокол). Среди них особенно известна сказка «Финист — ясный сокол». Третья группа—сказки о чудесном помощнике, как, например, в сказке «Золушка». Наиболее характерные сказки — «Конек-Горбунок» и «Сивко-Бурко». Четвертая группа-сказки о чудесном предмете, который помогает герою достичь цели («Волшебное кольцо»). Пятая группа-сказки о чудесной силе или умении. Примером может служить сказка об Иване-Медвежьем ушке. В особую шестую группу — «Прочие чудесные сказки» — В. Я. Пропп выделил сказки, которые не укладывались в рамки первых пяти групп. Сюда вошли очень популярные сказки «Мальчик с пальчик», «Снегурочка», «Безручка», «Волшебное зеркальце». Среди эпизодов и мотивов, составляющих действие, выделяются те, которые употребляются наиболее часто, обычны для волшебных сказок: причина, заставляющая героя действовать (отлучение от дома, трудное поручение), появление цели действия, выполнение поручения (нередко поиски похищенной девушки), обнаружение предмета поисков, стремление победить или перехитрить врага, бегство от него и погоня, содействие чудесных помощников и использование чудесных предметов, битва с врагом, победа и наказание врага, торжество героя, который получает невесту и царство. Такова основная сюжетная схема волшебной сказки. Она варьируется в связи с конкретным содержанием произведения. Сюжетные эпизоды и мотивы следуют в сказке в определенном порядке. По вместе с тем в волшебных сказках чаще, чем в других разновидностях сказок, наблюдается так называемая контаминация—соединение различных сюжетов или включение в сюжет мотивов другого сюжета. При этом не нарушается целостность произведения, так как включается лишь то, что соответствует основному сюжету. Основой контаминации чаще всего служит тематическое сходство сюжетов. Структура волшебных сказок. Волшебные сказки имеют структуру, отличную от структуры сказок о животных и социально-бытовых. Прежде всего, им свойственно наличие особых элементов, которые, получили название присказок, зачинов и концовок. Они служат внешнему оформлению произведения и обозначают его начало и конец. Некоторые сказки начинаются присказками — шутливыми прибаутками, не связанными с сюжетом. Они обычно ритмичны и рифмованы. Цель их —привлечь внимание слушателей к тому, о чем далее пойдет речь. Так, сказка «Иван Сученко и белый Полянин» имеет присказку: «Начинается сказка от сивки, от бурки, от вещей каурки. На море, на океане, на острове Буяне стоит бык печеный, возле него лук толченый; и шли три молодца, зашли да позавтракали, а дальше идут — похваляются, сами собой забавляются; были мы, братцы, у такого-то места, наедались пуще, чем деревенская баба теста! Это присказка, сказка будет впереди». За присказкой, которая бывает далеко не у всех сказок, следует зачин, начинающий повествование. Его роль состоит в том, чтобы перенести слушателя в сказочный мир. Зачин говорит о времени и месте действия, обстановке, действующих лицах, т. е. представляет собой своеобразную экспозицию. Время и место действия, о которых говорится в зачине, неопределенны, более того — фантастичны. Это сразу показывает слушателям, что события, которые последуют далее, будут необычны. В волшебных сказках существует несколько типов зачинов; они отличаются от присказок тем, что употребляются в очень многих сказках. Лишь в некоторых начинается сразу действие: «Задумал царевич жениться, и невеста есть на примете - прекрасная царевна, да как достать ее?» Наиболее употребителен зачин «жили-были», «жил-был», при этом указывается, кто жил («старик со старухой») и каковы обстоятельства («у них было три сына»). Другой тип зачина: «в некотором царстве, в некотором государстве...». Два эти зачина могут соединяться. Сказка иногда имеет и концовку. Она носит шуточный характер, ритмична, рифмована, переключает внимание слушателей от сказочного мира к реальному. Существует несколько типов концовок. Наиболее простая: «А Мартынка и теперь живет, хлеб жует». Концовка может включать в себя заключение, вывод: «Стали они жить благополучно — в радости и спокойствии, и теперь живут, хлеб жуют»; «Иван-царевич простил ее и взял к себе; стали все вместе жить-поживать, лиха избывать». Кроме концовки может быть конечная присказка, которая иногда соединяется с концовкой: «Свадьбу сыграли, долго пировали; и я там был, мед-вино пил, по губам текло, в рот не попало. Да на окошке оставил ложку; кто легок на ножку, тот сбегай по ложку!» Некоторого типа концовки и конечные присказки, как полагают фольклористы, — след профессиональных рассказчиков или след рассказывания сказок для детей: «Женился Иван крестьянский сын на прекрасной королевне, отпировал свадьбу богатую и стал себе жить, не тужить. Вот вам сказка, а мне бубликов связка». Присказки, зачины и концовки имеют довольно устойчивый текст и представляют собой своего рода формулы. В сказках часто употребляются и другого типа устойчивые формулы, которые определяют особенности персонажей, переходы от одной ситуации к другой, содержат в себе замечания по ходу действия. Таковы магические обращения: «Избушка, избушка на курьих ножках, повернись к лесу задом, ко мне передом!», «Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой»; определения особенностей персонажей: «Баба-Яга, костяная нога, в ступе едет, пестом упирает, помелом след заметает», «Конь хвостом след устилает, долы и горы промеж ног пускает»; описания внешности: «Во лбу светел месяц, в затылке часты звезды», «По локоть в красном золоте, по колени в чистом серебре», наконец: «Ни в сказке сказать, ни пером описать»; замечания по ходу действия: «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается». Повествование в волшебных сказках развивается последовательно, действие динамично, ситуации напряженны, нередко происходят страшные события, многое случается неожиданно, положения, в которые попадают герои, повторяются: три брата три раза ходят ловить Жар-птицу, три раза бьется герой со Змеем, три препятствия встречает он при достижении цели, три волшебных предмета бросает он при бегстве. Структура сказки подчинена созданию драматически напряженных ситуаций, преодоление их героем обнаруживает его удивительные качества. Удивительное — характерная особенность волшебных сказок.

Далее »

«Назад

 

Материалы

Введение * Особенности содержания фольклора. * Устойчивость и изменяемость фольклорных произведений. * Общественная ценность фольклора. * Состав и классификация жанров русского фольклора. * Историческое изменение жанров. * Обрядовая поэзия. * Масленичные песни. * Семицкие обрядовые песни. * Семейно-бытовая обрядовая поэзия · Приговоры дружек. * Похоронные и рекрутские причитания. * Заговоры * Композиция заговоров. * Собирание пословиц. * Общественная ценность пословиц. * Поговорки · Загадки * Содержание загадок. * Сказки * Изучение сказок. * Сказки о животных. * Волшебные сказки. * Персонажи волшебных сказок. * Идейная направленность социально-бытовых сказок. * Предания * Историзм преданий и их историческое развитие. * Топонимические предания. Легенды. * Классификация легенд и состав сюжетов. * Былины · Изучение былин. * Географическое распространение былин. * Древнейшие былины. * Былина «Илья Муромец и Соловей-разбойник» * Былины об Алеше Поповиче * Образ князя Владимира. * Поэтика былин. * Структуры былин * Жанровые особенности исторических песен. * Происхождение исторических песен. * Песни о взятии Казани. * Песни XVIII века. * Песни XIX века. * Тематические группы балладных песен. * Собирание и издание балладных песен. * Художественное своеобразие балладных песен. * Протяжные лирические песни * Изучение протяжно-лирических песен. * Семейно-бытовые песни. * Песни о бурлаках и бурлацкие песни. * Удалые («разбойничьи») песни. · Традиционная лирическая песня * Принцип поэтического параллелизма * Игровые, хороводные и плясовые песни * Хороводные песни. * Семейные хороводные песни · Частушки * Содержание частушек. * Поэтика частушек. * Общие особенности русской народной драмы. * Изучение народной драмы. * Народные драмы. * Поэтика народных драм. * Понятие о детском фольклоре. * Детский игровой фольклор. * Неигровой детский фольклор. * Художественные особенности детского фольклора. * Две точки зрения на исторический характер эпоса. * Теория происхождения искусства. * Фольклор периода феодализма * Героический эпос. * Эпоха расцвета русского фольклора. * Фольклор периода капитализма * Рабочий фольклор * Бытование крестьянского фольклора в рабочей среде. * Жанры рабочего фольклора * Рабочие песни эпохи крепостничества · Рабочие песни пореформенного времени * Советский фольклор * Взаимоотношения фольклора и литературы * Традиционные жанры фольклора в советское время. · Мещанские романсы * Рассказы * Фольклор периода Октябрьской революции и гражданской войны. * Фольклор 20—30-х годов. *  Песни Великой Отечественной войны · Национальное своеобразие русского фольклора* Факторы, обусловившие своеобразие русского фольклора. * Литература и фольклор * Литература XVIII века и фольклор. · Литература XIX века и фольклор. * Советская литература и фольклор. * История собирания и изучения русского фольклора * Собирание и изучение фольклора в первой трети XIX века. · Революционно-демократическая фольклористика 50—60-х годов XIX в. * Собирание и издание фольклора в конце XIX —начале XX в. * Советская фольклористика * М. Горький о фольклоре. * В работах послевоенных лет.

Рефераты