Былины об Алеше Поповиче

Алеша Попович. Об Алеше Поповиче рассказывают всего три былины: «Алеша Попович и Тугарин», «Алеша и сестра Збродови-чей (Петровичей), «Добрыня Никитич и Алеша Попович». Основным сюжетом, в котором раскрывается образ Алеши в его главных чертах, является сюжет былины первой и, вероятно, самой ранней. И Алешу Поповича, и Тугарина ученые признают образами, имеющими исторические прототипы. Д. С. Лихачев и Б. А. Рыбаков установили, что в летописях имеет место путаница: смешиваются два разных лица. Исторический прототип Алеши — «храбр» Александр (Алеша) Попович — относится к XIII в., но летописцы связали его с событиями 1096 г., когда один из воинов убил половецкого хана Тугор-кана, подступившего к Киеву. Это было при князе Святополке Изяславиче, который был женат на дочери Тугор-кана. В образе Алеши Поповича, вероятно, совместились черты и богатыря, убившего Тугор-кана, и богатыря Алеши Поповича, погибшего в битве на реке Калке в 1224 г. Образ Тугарина несет в себе черты мифического существа: он изображается иногда как чудовище, как змей, способный летать, у него обычно бумажные крылья. Алеша побеждает его или при помощи «небесной силы», или потому, что дождь замочил бумажные крылья Тугарина и он пал на землю, или хитростью, сказав Тугарину, что позади его войско, а тот обернулся и дал себя убить. Алеша отличается от Ильи и Добрыни тем, что он в борьбе с врагами пользуется не только силой, но и хитростью-. В нем есть черты, которые не очень приличествуют богатырю: он нарушает договор побратимства и хочет жениться на жене Добрыни. Правда, в былине обычно сам Добрыня выговаривает князю Владимиру и княгине, что они сватали его жену за Алешу. Но и Алеша повинен в этом: он привез весть о гибели Добрыни, которая оказалась ложной. В некоторых текстах Алеша выступает как «бабий пересмешник». Тут явно нарушение сущности образа богатыря. Следует подчеркнуть, что прозвище Алеши «Попович» было основанием для того, чтобы в поздних былинах его образ приобрел отрицательные черты: хитрость, жадность, неверность. Но Алеша — богатырь, и это главное в его образе. Былины об отражении монголо-татарского нашествия. К былинам, в которых можно видеть сюжеты, связанные с отражением монголо-татарского нашествия, относятся: «Илья Муромец и Калин-царь», «Добрыня и Василий Казимирович», «Василий Игнатьевич и Батыга», «Камское побоище», «Гибель богатырей». Первая, вероятно, связана с событиями 1239—1240 гг. под Киевом, закончившимися победой русских войск. Победный конец былины соответствовал героическому смыслу былинного эпоса. Былину «Василий Игнатьевич и Батыга» так же есть основание отнести к событиям 1240 г.: осажденный Батыем Киев спасает Василий Игнатьевич, богатырь «из голи кабацкой», который в других былинах не упоминается. Былина «Михаил Казарин (Козарин)», в которой герой спасает из плена сестру, сопоставляется учеными с событиями 1106 г., когда воевода Казарин, посланный Свято-полком на Волынь, разбивает там половцев и освобождает полон. Былина, как предполагают, была сложена на Волыни и затем вошла в киевский цикл. Тема борьбы с игом не получила значительного развития в русских былинах. Татары, о которых говорится в былинах, чаще половцы: на события домонгольского нашествия наслоились события монголо-татарского времени. Сюжеты борьбы не получили развития, как об этом говорит Б. А. Рыбаков, потому, что поражения русских не могли стать сюжетами героического жанра. В научной литературе, однако, немало внимания уделяется былинам «Камское побоище» и «Гибель богатырей», которые обычно сливаются в один сюжет. Приложено немало усилий, чтобы доказать, что «Камское побоище» — это отклик на Куликовскую битву. Однако В. Ф. Миллер и В. Я. Пропп не связывали эту былину с битвой на Куликовом поле. Что касается темы гибели русских богатырей, то, полагаем, прав Б. А. Рыбаков, который считает, что это косвенное отражение событий 1380—1382—1409 годов. «Это не отображение событий, а придуманный сказителями-скоморохами или, вернее, каликами, стилизованный под былину ответ на вопрос —куда делись русские богатыри, и сочинен этот ответ был, по всей вероятности, не ранее XVI в., когда борьба с татарским господством была уже позади», — пишет Б. А. Рыбаков [32, 154]. Социально-бытовые былины. Среди русских былин особое место занимают произведения социально-бытового характера. В них нет сюжетов борьбы с врагами Русской зе^мли, хотя действуют герои, которые могут быть названы богатырями. В центре этих былин социальные или семейно-бытовые конфликты, порой они соединяются вместе. Эта группа былин обычно связывается с Киевом и князем Владимиром. Некоторые из них имеют исторические основы, но чаще всего социально-бытовая типизация дана без определенного исторического соотнесения. Ярко показаны общественные отношения и домашний быт людей разных социальных слоев. Наконец, в них немало сатирических элементов — осмеяние не только бояр, но и самого князя Владимира, который оказывается беднее заезжих щеголей, подчиняется их влиянию или обнаруживает разного рода недостатки. В этой группе былин социальные мотивы перекрещиваются нередко с любовными приключениями героев. В былине о Чуриле Плёнковиче создан образ красавца-щеголя. Мужики-киевляне приходят к князю Владимиру с жалобой на приезжего охотника, который бьет зверя и ловит рыбу в княжеских угодьях, а когда ему сказали, чтобы уходил, то дружина его избила мужиков. Князь сам отправляется к Чуриле. Тот живет в богатом дворце, на его подворье «чего только нет». Чурила задобрил князя ценными подарками и тот, удивленный красотой и богатством Чурилы, пригласил его к себе на службу. Чурила так красив, что женщины в Киеве покой потеряли, даже сама княгиня Апракса, заглядевшись на него во время пира, порезала себе руку. В другой былине рассказывается, что Чурила тайком ходит к жене боярина Бермяты Катерине. Донесли об этом боярину и он, застав щеголя у жены, убивает его, а Катерина с горя кончает самоубийством. В этих произведениях Чурила представлен в ироническом плане; порой он прямо осуждается, когда речь идет о нарушении им патриархальных обычаев и порядков. Ученые относили былины о Чуриле ко времени Московской Руси на том основании, что видели в описании быта и богатства Чурилы много общего с тем, как рисуются в исторических материалах московские бояре XVI—XVII вв. Б. А. Рыбаков отвергает это объяснение: в картинах быта, деталях построек, одежды, вещах, на основании которых относят к этому времени былины о Чуриле, он не видит ничего, что не было бы известно уже в Киевской Руси. Чурила, считает он, не боярин, а владетельный князь и сопоставляет его с князем Кириллом Ольговичем, современником Владимира Мономаха. Действия Кирилла схожи с действиями Чурилы. Образ Чурилы в некотором отношении схож с образом Дюка Степановича, который приезжает в Киев из Индии богатой. Его богатство дает ему, как он считает, право насмешливо относиться к князю и киевским боярам, посмеиваться над самим городом, где нет хороших мостовых, где деревянные здания, где люди бедно живут. Посланцы Владимира убеждаются, что Индия богатая страна, а богатства Дюка и счесть нельзя. Князь предлагает Дюку померяться богатством с Чурилой, и Дюк во всем превосходит Чурилу: и в богатстве, и в разного рода состязаниях. Былины о Дюке ученые также относили обычно ко времени Московской Руси, видели в них сатиру на московских зазнавшихся бояр. Но Б. А. Рыбаков и эти былины (о Дюке) относит к XII в., находя в исторических источниках ряд параллельных сведений. Третий герой, схожий с Чурилой и Дюком,—Соловей Будими-рович. Он также приезжает в Киев и поражает всех своим богатством. Он просит у князя Владимира немного земли на угодьях его племянницы Забавы Путятишны и, получив ее, строит богатый дворец. В былине приводится описание его дворца и его богатств. Всем этим он покоряет Забаву, и она сама предлагает себя ему в жены, на что он говорит, что девушке это неприлично. Былина кончается их свадьбой. Особенностью произведения служит то, что в нем немало мотивов, которые перекликаются со свадебными обрядами и поэзией. Некоторые ученые, в том числе А. Н. Весе-ловский, считали, что былина о Соловье Будимировиче имеет исторические основы: былину сопоставляли с приездом в Киев норвежского викинга Гаральда Смелого, который сватался к дочери Ярослава Мудрого Елизавете. Но В. Ф. Миллер относил эту былину к XV—XVI вв. Былина о Соловье Будимировиче очень яркая, красочная не только в описаниях богатств Соловья, но и в описании русской природы. Она начинается замечательным запевом о Русской земле: Высота ли, высота поднебесная, Глубота, глубота окиян-море; Широко раздолье по всей земли, Глубоки омуты Днепровские. [9, № 1] Вольта и Микула. Наиболее значительная из группы социально-бытовых былин —былина о Вольге и Микуле. Ее основной замысел состоит в противопоставлении крестьянина-пахаря и князя. Социальная антитеза давала возможность некоторым ученым относить сложение былины к поздним временам, когда обострились социальные конфликты. Кроме того, ее относили к новгородским былинам. Но осмеяние князя, пожалуй, не очень характерно для новгородских былин. А конфликт — противоречия князя и пахаря — поставлен в обстановку раннефеодального времени: Вольга едет собирать дань, у него «дружинушка хоробрая». Б. А. Рыбаков относит былину к X в., к киевскому циклу. Картины природы, присутствующие в былине, не могут служить основанием для отнесения ее к группе новгородских. Особенности, схожие с северной природой, например каменистая почва (при описании пахоты Микулы), есть и на юге. Микула не воин, но богатырь: он могуч и превосходит всю дружину Вольги, которая не- в силах выдернуть его сошку из борозды. Князь и дружина не могут никак догнать Микулу, догнать его «кобылку соловенькую». Микула несет тяжелый груз соли, неподъемный для обыкновенного человека. Но Микула противопоставлен Вольге не только как могучий богатырь, а и как человек труда. Князь живет поборами с крестьян, а Микула — своим трудом. На вопрос, кто он, Микула отвечает Вольге: Я как ржи-то напашу да во скирды сложу, Я во скирды сложу да домой выволочу, Домой выволочу да дома вымолочу, А я пива наварю да мужичков напою. А тут станут мужички меня нахваливати: «Молодой Микула Селянинович!». [8, № 156] Микуле все дается легко, в том числе и пахота; собирает он богатый урожай. Эту особенность Микулы правильно истолковал Ю. М. Соколов: «Легко дающаяся Микуле пахота и богатый урожай — не фотографическое изображение реального быта богатеев-кулаков, а воплощение многовековой мечты трудового крестьянства, изнывавшего под тяжестью земледельческого труда, с огромным напряжением, при помощи примитивнейших орудий, стремившегося покорить неподатливую природу». В былине ярка поэтизация крестьянского труда. Образ Микулы — воплощение могучих сил трудового народа. Это подтверждается и другой былиной о Микуле — «Святогор и Микула», где он противопоставлен могучему исполину Святогору, который не может поднять суму с «тягой земной», а Микула легко ее несет.

Далее »

 

Материалы

Введение * Особенности содержания фольклора. * Устойчивость и изменяемость фольклорных произведений. * Общественная ценность фольклора. * Состав и классификация жанров русского фольклора. * Историческое изменение жанров. * Обрядовая поэзия. * Масленичные песни. * Семицкие обрядовые песни. * Семейно-бытовая обрядовая поэзия · Приговоры дружек. * Похоронные и рекрутские причитания. * Заговоры * Композиция заговоров. * Собирание пословиц. * Общественная ценность пословиц. * Поговорки · Загадки * Содержание загадок. * Сказки * Изучение сказок. * Сказки о животных. * Волшебные сказки. * Персонажи волшебных сказок. * Идейная направленность социально-бытовых сказок. * Предания * Историзм преданий и их историческое развитие. * Топонимические предания. Легенды. * Классификация легенд и состав сюжетов. * Былины · Изучение былин. * Географическое распространение былин. * Древнейшие былины. * Былина «Илья Муромец и Соловей-разбойник» * Былины об Алеше Поповиче * Образ князя Владимира. * Поэтика былин. * Структуры былин * Жанровые особенности исторических песен. * Происхождение исторических песен. * Песни о взятии Казани. * Песни XVIII века. * Песни XIX века. * Тематические группы балладных песен. * Собирание и издание балладных песен. * Художественное своеобразие балладных песен. * Протяжные лирические песни * Изучение протяжно-лирических песен. * Семейно-бытовые песни. * Песни о бурлаках и бурлацкие песни. * Удалые («разбойничьи») песни. · Традиционная лирическая песня * Принцип поэтического параллелизма * Игровые, хороводные и плясовые песни * Хороводные песни. * Семейные хороводные песни · Частушки * Содержание частушек. * Поэтика частушек. * Общие особенности русской народной драмы. * Изучение народной драмы. * Народные драмы. * Поэтика народных драм. * Понятие о детском фольклоре. * Детский игровой фольклор. * Неигровой детский фольклор. * Художественные особенности детского фольклора. * Две точки зрения на исторический характер эпоса. * Теория происхождения искусства. * Фольклор периода феодализма * Героический эпос. * Эпоха расцвета русского фольклора. * Фольклор периода капитализма * Рабочий фольклор * Бытование крестьянского фольклора в рабочей среде. * Жанры рабочего фольклора * Рабочие песни эпохи крепостничества · Рабочие песни пореформенного времени * Советский фольклор * Взаимоотношения фольклора и литературы * Традиционные жанры фольклора в советское время. · Мещанские романсы * Рассказы * Фольклор периода Октябрьской революции и гражданской войны. * Фольклор 20—30-х годов. *  Песни Великой Отечественной войны · Национальное своеобразие русского фольклора* Факторы, обусловившие своеобразие русского фольклора. * Литература и фольклор * Литература XVIII века и фольклор. · Литература XIX века и фольклор. * Советская литература и фольклор. * История собирания и изучения русского фольклора * Собирание и изучение фольклора в первой трети XIX века. · Революционно-демократическая фольклористика 50—60-х годов XIX в. * Собирание и издание фольклора в конце XIX —начале XX в. * Советская фольклористика * М. Горький о фольклоре. * В работах послевоенных лет.

Рефераты